ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
20.11 | Семинар / вебинар исследовательской Группы по изучению проблем инвалидности и людей с ограниченными возможностями
10.12 | КМУ-2018
07.12 | Алгоритмы человечности. Опыт антропологического исследования
06.12 | Заседание Совета по межнациональным отношениям и взаимодействию с религиозными объединениями
05.12 | Отчет о Северном семинаре 29 ноября
04.12 | Ханука 2018
02.12 | XV Международная научно-практическая конференция «Традиционные общества: неизвестное прошлое» в Челябинске
01.12 | Присвоение Ордена Александра Невского В.Ю. Зорину
30.11 | Всероссийская молодежная конференция с международным участием «Фольклористика и культурная антропология сегодня»
28.11 | Отчет о заседании Учёного совета ИЭА РАН 27 ноября
МЫ НА Facebook
СЕРИЯ НАРОДЫ И КУЛЬТУРЫ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ

 Мемориум

СМОЛЯК АННА ВАСИЛЬЕВНА (1920 - 2003)

   4 июня 2003 года на 83 –ем году жизни скончалась Анна Васильевна Смоляк, доктор исторических наук, крупнейший специалист по этнографии коренных народов Нижнего Амура и Сахалина, замечательный человек, истинный русский интеллигент.


Анна Васильевна Смоляк (Стренина) родилась в Москве в семье рабочих. Ее отец,  Василий Васильевич Стренин,   сын крестьянина из подмосковного селения Черепково, в девять лет был отправлен родителями в Москву и определен  на красильную фабрику, сначала учеником, затем – рабочим. Мать, Татьяна Зиновьевна Блудова, родилась в Москве, на Пресне, в многодетной семье мастерового. Окончив несколько классов городской школы, она выучилась на швею и стала работать портнихой в частной швейной мастерской. В 1908 г. Василий Стренин и Татьяна Блудова поженились. Их дочь Анна, родившаяся 28 декабря 1920 г., была третьим, самым младшим ребенком в семье.

Василий  Стренин  участвовал в Гражданской войне в составе  Красной Армии и после тяжелого ранения вернулся домой инвалидом. Стрениным ( как семье инвалида  войны)   дали  отдельную трехкомнатную квартиру, и они стали жить в бельэтаже деревянного  дома, заселенного рабочим людом, в Тверском -Ямском переулке, недалеко от фабрики “Дукат”.  

С детством у Анны Васильевны были связаны самые отрадные воспоминания. Со светлым чувством  вспоминала она посещения церкви Василия Кесарийского, где ее крестили и куда она пяти-шестилетней девочкой ходила с соседкой на ранние утренние службы, чтобы послушать привлекавшие ее церковные песнопения. О своем отце Анна Васильевна  рассказывала как о человеке замечательном: “Он  любил и прекрасно знал  русскую литературу, хотя окончил всего два класса деревенской школы...  Нас он воспитывал в любви к чтению, к книгам, … ко всему живому… Все три комнаты нашей квартиры были заставлены аквариумами, банками, где плавали рыбки. По вечерам  после ужина мы рассаживались в большой комнате за дубовым столом, над которым висела керосиновая лампа, и отец читал нам про таинственный остров, про Робинзона Крузо, про путешествия Гулливера. Мы готовы были сидеть целые ночи напролет, не идти спать, а все слушать, слушать и слушать”.

Страсть к чтению, любовь к литературе Василий Васильевич привил и своим детям. Старший брат Анны Васильевны Анатолий,  рабочий -электрик одного из московских заводов, писал в юности стихи, печатался в заводской газете; направленный по путевке комсомола  на Дальстрой, он несколько лет играл  в городском театре Магадана.

Когда семилетняя Аня Стренина пошла в школу, она уже хорошо умела  читать и была знакома с именами многих писателей. Школа, где она училась, находилась в здании дореволюционной гимназии,  рядом с планетарием.  До конца жизни Анна Васильевна поддерживала связи с одноклассниками и добром вспоминала своих школьных наставников, особенно  учителя литературы Сергея Николаевича Капустина, учительницу истории Веру Фроловну Лакомцеву и молодого преподавателя обществоведения  Михаила Тимофеевича Белявского, впоследствии  ставшего известным историком, профессором МГУ. 

Счастливые школьные годы Анны Стрениной были омрачены арестом и ссылкой отца. В 1935 году по 58 статье “ за анекдоты” он был приговорен к 10 годам заключения и  отправлен на угольные копи в Караганду. Вернувшись из ссылки через четыре года, он потерял право жить в Москве и вынужден был уехать в Ржев к родственникам. В 1942 г во время одной из бомбежек Ржева он погиб.

Выбор гуманитарной специальности Анной Стрениной был определен еще до окончания школы. Одна из лучших учениц  по литературе и истории, она в 9-10 классах по билету своей старшей подруги ходила в  Библиотеку имени  В.И.Ленина и запоем читала там Шиллера, Шекспира, Гете и  многих других классиков зарубежной и отечественной литературы, чьи  произведения  не входили в школьную программу.  “У меня была тяга к высокой литературе”, - вспоминала Анна Васильевна. Помимо литературы и истории школьница Анна Стренина серьезно увлекалась музыкой,  и  знакомые артисты Театра оперетты, (мать Анны в предвоенные годы работала там заведующей костюмерной), прослушав пение девочки, убеждали ее поступать в музыкальное училище или в консерваторию. Но Анна выбрала иную стезю. В 1939 г. она поступила на исторический факультет ИФЛИ - Московского института философии, литературы и истории -  в то время одного из лучших гуманитарных учебных заведений в стране.   Лекции в ИФЛИ читали университетские преподаватели. Училась А.В.Стренина с увлечением,  но началась война, многие студенты ушли на фронт, а Институт был эвакуирован в Ашхабад. Анна Стренина осталась в Москве и устроилась работать на швейную фабрику им. Клары Цеткин, где шили  для фронтовиков шинели, телогрейки. Работали в две смены по 12 часов. Два раза в неделю по ночам А.Стренина дежурила в госпитале, куда привозили раненых прямо с поля боя - бои  шли под самой Москвой. Часто приходилось сдавать кровь.    Впоследствии Анна .Васильевна получила медаль “За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны”.

В 1943 году  большинство вузов вернулось из эвакуации в Москву. ИФЛИ  прекратил свое существование - он вошел в состав Московского государственного университета, и Анна Стренина стала студенткой исторического факультета МГУ. При распределении по кафедрам она, не раздумывая, выбрала кафедру этнографии - “хотелось посмотреть мир”.

Этнографию в то время на кафедре преподавали профессионалы высочайшего класса С.А.Токарев, М.О.Косвен, Н.Н.Чебоксаров и др.  Большое внимание уделялось изучению материальной культуры, студентов учили понимать и фиксировать ее. Для этого проводились работы в музеях, организовывались поездки в подмосковные селения, где будущие этнографы учились  описывать устройство домов и хозяйственных построек, делать замеры, чертежи, зарисовки. “В Подмосковье мы на практике изучали азы этнографии, - рассказывала Анна Васильевна, - Николай Николавич Чебоксаров нам показывал, как этнограф должен фиксировать жилище, отдельные элементы материальной культуры”.

Не меньшее внимание уделялось преподаванию антропологии. Студенты-этнографы по специальным программам, разработанным М.Г.Левиным, Г.Ф.Дебецем, Н.Н.Чебоксаровым, проводили антропологические измерения в лагерях военнопленных немцев, итальянцев, японцев. Особенно запомнилась Анне Васильевне поездка в 1945 г. в  Тайшет  для работы в лагере, где находились пленные японцы. Здесь под руководством М.Г.Левина и Г.Ф.Дебеца был собран массовый антропологический материал по разным локальным группам японцев. Впоследствии этот материал был обработан и опубликован.

В декабре 1945 г. Анна Васильевна закончила Московский государственный  университет, защитив под руководством Н.Н.Чебоксарова диплом по теме “Женская национальная одежда дунган”, и в составе группы выпускников кафедры была направлена в аспирантуру Института этнографии.

В 1946 году Анна Васильевна участвовала в экспедиции в Киргизию под руководством Елены Ивановны Маховой, где  собирала  материалы по этнографии дунган.

В 1947 г. А.В.Стренина приняла участие в комплексной антрополого-этнографической экспедиции Института этнографии на Нижний Амур. Это была ее первая поездка  на Дальний Восток. Она отправилась туда вместе с М.Г.Левиным,  Г.Ф.Дебецем, Н.П.Дебец, художником И.П.Лавровым,  работала вместе с ними по антропологической тематике и одновременно собирала этнографические материалы по теме кандидатской диссертации. Через два месяца антропологи вернулись в Москву,  а Анна Васильевна продолжила свои  полевые этнографические изыскания. Ее пребывание в  экспедиции  продлилось шесть месяцев. За это время удалось собрать великолепный материал по этнографии ульчей, познакомиться с замечательными   знатоками народных традиций. Среди них особенно выделялся Павел Васильевич Салданга, которого Анна Васильевна до конца жизни считала своим учителем и с благодарностью вспоминала о встречах с ним: “Он описывал мне старые жилища ульчей, их одежду, обувь, рассказывал про старые предметы быта, которых давным-давно уже не было, про старинные  инструменты. Он рисовал предметы карандашом и говорил их названия. Рассказывал об ульчских шаманах, их камланиях,  происхождении духов”. Помимо  ульчей и нивхов Анна Васильевна за время этой поездки посетила орочей.

Основные материалы, собранные  Анной Васильевной в этой экспедиции, были обобщены ею в обстоятельной статье “Этнографическое изучение ульчей в 1947 г.” ( КСИЭ. Вып V, М., 1949). Статья содержала ряд  новых  сведений о материальной культре ульчей.

В 1950 г. работа А.В.Стрениной над диссертацией была прервана неожиданными обстоятельствами -  в Президиум АН СССР пришло письмо из Порт-Артура, где в то время дислоцировались части Советской армии - просили  срочно прислать специалиста по этнографии народов Дальнего Востока для работы в  Музее восточных культур. Выбор пал на Анну Васильевну, и она отправилась в далекий Порт-Артур.

В Порт-Артуре Анна Васильевна прожила два года. Помимо экскурсий, которые ей приходилось проводить в музее для русских военных и других его посетителей, она занималась наукой - работала с музейными коллекциями, изучала обряды, жилища, одежду населения Квантунского полуострова    . Надо отметить, что интерес к истории и этнографии Китая проявился у А.В.Стрениной еще до ее поездки в Порт-Артур. Так, одной из первых ее статей была “У истоков русского и мирового китаеведения ( Россохин и Леонтьев и их труд “Обстоятельное описание происхождения и состояния маньчжурского народа и войска, в осьми знаменах состоящего”)» ( СЭ, 1950, N 1). Естественно, что во время пребывания в Порт-Артуре ее познания в китаеведении  выросли. Впоследствии  они очень помогли Анне Васильевне в исследовании проблем межэтнических контактов в Приамурье, вопросов этногенеза народов Амура, их этнической истории.

В Порт-Артуре Анна Васильевна вышла замуж за полковника И.К. Смоляка. В 1952 году его по службе перевели в Ворошилов-Уссурийский,  где он скоропостижно умер. После смерти мужа А.В.Смоляк вернулась в Москву летом 1952 г., а через несколько месяцев переехала в Ленинград -  директор Ленинградской части Института этнографии Л.П.Потапов пригласил ее работать в Сектор Сибири.

В те годы в Секторе Сибири возглавляемом Аркадием Федоровичем Анисимовым, работали  такие великолепные специалисты-этнографы  как А.А. Попов, Е.Д.Прокофьева, Н.Ф.Прыткова, В.В.Антропова, Б.А.Васильев. Общение с ними дало очень многое для молодого этнографа А.В.Смоляк. Здесь, в Ленинграде, она проработала четыре года. В этот период она в соавторстве с Б.А.Васильевым приняла  участие в завершении разделов по народам Нижнего Амура для  фундаментального труда “Народы Сибири” ( М.-Л., 1956). Часть этих разделов, написанных еще до войны Н.А.Липской и А.М.Золотаревым, были дополнены новыми материалами и переработаны.

В 1954 г. Совет Министров РСФСР направил  на Чукотку, Камчатку, Таймыр и другие районы Крайнего Севера комиссии для обследования условий жизни коренного населения. В состав комиссий входили представители торговли, здравоохранения, просвещения и пр. В  комиссию, направленную на Чукотку, от Академии наук вошла А.В.Смоляк. Несколько месяцев  она провела в Чукотском районе Чукотского национального округа. Материалы ее исследований на Крайнем Северо-Востоке вошли в Отчет, подготовленный для Совета Министров. ( Впоследствии в числе других материалов они послужили основой для известного Постановления Совета Министров РСФСР о народах Севера 1957 года). Научным результатом поездки А.В.Смоляк на Чукотку стали две ее статьи: “ Материалы к характеристике социалистической культуры и быта коренного населения Чукотского района” ( ТИЭ, М., 1957. Т. 35) и “Об одном древнем типе жилища на Северо-Востоке Азии” (Сб. МАЭ, М., 1957. Т.XVII) . Чукотской теме посвящена и рецензия А.В.Смоляк на книгу Ю.Рытхэу “Чукотская сага” ( СЭ, 1957, N 5).

В 1955 г. в Московской части Института этнографии, был создан Сектор по изучению социалистического строительства у малых народов Севера ( впоследствии Сектор Севера). А.В. Смоляк в связи с этим вернулась в Москву. В августе 1956 г. она начала работать в этом секторе и оставалась его сотрудницей вплоть до выхода на пенсию в 2000 г

В 1957 г. А.В.Смоляк защитила кандидатскую диссертацию на тему: “Материальная культура ульчей и проблемы их этногенеза”. Диссертация стала основой монографии “Ульчи. Хозяйство, культура и быт в прошлом и настоящем”, опубликованной в издательстве “Наука” в 1966.   В этой книге представлена всесторонняя этнографическая характеристика ульчей,  впервые   дан анализ происхождения их родов, подробно исследован институт  семьи,  охарактеризован послереволюционный период их жизни.  Выход  книги “Ульчи” не прошел незамеченным. В журнале “Дальний Восток” была опубликована рецензия на нее, где высоко оценивался вклад ее автора в исследование истории и этнографии Дальнего Востока. (1)

Конец 1950-х-1980-ые годы - самый плодотворный период в научной деятельности А.В.Смоляк. Проблематика ее исследований весьма широка: материальная культура, этногенез, этническая история, общественный строй, семья, социалистические преобразования на Севере. Ежегодно по этим темам у нее выходило по пять-шесть публикаций. Ряд ее статей был опубликован в Канаде, США, Германии, Франции, Венгрии, Японии. Она участвовала во всех коллективных монографиях Сектора Севера, в общеинститутских сборниках и монографиях, как автор глав и разделов. Часто выступала с докладами на совещаниях, конференциях, симпозиумах. Много работала в поле, выезжая в экспедиции до середины 1980-х годов почти ежегодно. Каждый ее экспедиционный выезд продолжался три - пять месяцев. В 1957 г. она провела  пять месяцев среди нивхов и ульчей, в 1958 г.  - пять месяцев  среди ульчей и нанайцев, выезжала в экспедиции в 1960, 1962-1963, 1965, 1967-1968, 1970, 1971-1972, 1973 и т.д.   Она объездила по многу раз практически все селения  народов Нижнего Амура и Сахалина, побывав у ороков, орочей, негидальцев, нанайцев, нивхов, удэгейцев, ульчей, эвенков. Передвигаться приходилось на всех видах транспорта: на лодках, лошадях, вертолетах, зимой же обычно - на собачьих упряжках.

Материалы полевых исследований сектора Севера обобщались  не только в статьях и монографиях, но и в докладных записках и научных разработках, предназначенных для директивных органов. В этих документах, шедших в те времена под грифом “ для служебного пользования”, затрагивался весьма широкий круг экономических и социальных проблем Севера.  Многие правительственные решения и постановления по Северу принимались с учетом  докладных записок  этнографов.  А.В.Смоляк  по результатам своих экспедиций написала более 20 научных разработок общим объемом около 30 а.л. В этих документах она обращала внимание на экономические трудности оленеводческих и рыболовецких колхозов, в которых работали нанайцы, нивхи, негидальцы, ульчи,  на тяжелое положение пенсионеров в национальных поселках, на необходимость обеспечения коренных жителей рыбой, на недостатки в образовании, в  медицинском и культурном обслуживании населения и пр., и пр.

В 1975 вышла монография А.В.Смоляк “Этнические процессы у народов Нижнего Амура и Сахалина. Середина XIX - начало XX в.”. В этой книге на основе  обширных архивных и полевых материалов впервые столь полно и скрупулезно были представлены материалы по этническому составу населения амурского региона и родовой структуре всех нижнеамурских народов. А.В.Смоляк дала анализ соотношения общины и рода,  убедительно  доказав, что род у  народов Нижнего Амура в XVIII-XX вв. не был экономической единицей, не имел территориального единства и   что функции регулирования хозяйственной жизнью осуществлялись у них не родом, а территориальной общиной. Большое место в книге уделено анализу межэтнических связей в регионе. Рецензент этой  монографии В.Р.Кабо среди многих достоинств книги отметил ее теоретическое значение: “ Новое исследование А.В.Смоляк - заметная веха в этнографическом изучении Советского Дальнего Востока. Его значение выходит за пределы региональной тематики и соприкасается с большими, во многом еще дискуссионными теоретическими проблемами нашей науки”. (2)    

В 1985 г. в  издательстве «Наука» вышла очередная монография А.В.Смоляк “Традиционное хозяйство и материальная культура у народов Нижнего Амура: Этногенетический аспект”. Она посвящена одной из центральных проблем, разрабатываемой Анной Васильевной во всех ее работах - проблеме  этногенеза. В монографии были введены в оборот обширные полевые материалы, которые Анна Васильевна собирала в течение многих лет у нанайцев, ульчей, нивхов, орочей, негидальцев, ороков, эвенков. Впервые в этногенетическом аспекте анализировались рыболовство, таежная охота, морской  зверобойный промысел, транспортные средства  этих народов. Были выявлены и проанализированы отдельные детали и термины материальной культуры,  проливающие свет на некоторые загадки этногенеза. Помимо полевых материалов, в монографии нашли свое отражение музейные и архивные изыскания автора, данные лингвистики, археологии. Монография написана в лучших традициях российской этнографии и  представляет собой одно из наиболее глубоких и оригинальных исследований этногенетических проблем Дальнего Востока.

Особое место в научном творчестве А.В.Смоляк занимают религиеведческие работы. В 1962 году вышла ее первая статья по этой тематике  “Магические обряды сохранения жизни детей у народов Нижнего Амура”, за ней последовал  ряд публикаций по шаманизму,  родовым и семейным культам, религиозной обрядности. Научную ценность этих статей определял не только первоклассный полевой материал, но и нестандартная, оригинальная его трактовка. В 1991 г. вышла монография А.В.Смоляк “Шаман: личность, функции, мировоззрение” ( М., Изд-во «Наука»), которая окончательно определила  место ее автора в ряду ведущих специалистов по религиям сибирских народов.

В этой книге представлен богатейший полевой материал, характеризующий различные аспекты нижнеамурского шаманства: представления о человеческой душе и мире духов, типы камлания, шаманскую атрибутику. Феномен шаманизма анализируется в связи со всей системой мировоззрения изучаемых народов. Выявлена региональная и этническая специфика шаманизма на Нижнем Амуре. Прослежены аналогии с шаманизмом соседних народов:  коренного населения Крайнего Северо-Востока,  корейцев, маньчжуров.  Дан анализ шаманской  терминологии. В книге с особой силой раскрылся присущий Анне Васильевне талант этнографа-полевика, тонкого, наблюдательного, глубокого психолога, благодаря которому перед читателями предстали живые портреты  шаманов, красочные зарисовки шаманского мира.

В рецензии на эту книгу, опубликованной в “Этнографическом обозрении”, справедливо отмечено, что “работа А.В.Смоляк заняла почетное место среди новых исследований проблемы шаманизма. Эта проблема благодаря доскональности подхода А.В.Смоляк..., без сомнения, вступает в качественно новый этап ее научного рассмотрения” (3) В 1999 г.        перевод этой книги был издан в Германии.

По совокупности трудов. А.В.Смоляк в 1990 г защитила  докторскую диссертацию в форме научного доклада на тему «Проблемы этнической истории и этногенеза народов Нижнего Амура и Сахалина».
В 2000 г. в Институте отмечали 80-летие А.В.Смоляк. К ее юбилею был издан сборник ( 4), а в журнале «Этнографическое обозрение» был опубликован список ее последних работ. ( 5). А через год в   издательстве “Наука” вышел очередной  фундаментальный труд А.В.Смоляк - фотоальбом  «Народы Нижнего Амура и Сахалина». В него вошли  769 фотоснимков, сделанных А.В.Смоляк в экспедициях  1940-1970-х годов. Альбом представляет своеобразную  фотоэнциклопедию  по этнографии народов Нижнего Амура, первую в истории отечественной науки.(6) Это уникальное издание стало последней книгой Анны Васильевны,  она работала над ней, уже будучи тяжелобольной.

Друзья и коллеги знали Анну Васильевну не только как замечательного честного принципиального ученого,   но и как интересного, доброго и очень скромного человека с возвышенной душой. Ей абсолютно чуждо было стремление к материальному благополучию, она относилась к нему с гордым презрением. Смыслом ее жизни был упорный кропотливый каждодневный труд во благо науки. Среди ее увлечений главное место занимали классическая музыка, поэзия.  Она прекрасно пела романсы и арии из опер, постоянно посещала консерваторию. Любила декламировать стихи, которых знала множество. Увлекалась москвоведением.  В ее квартире, заставленной книжными полками, нередко собирались друзья, чтобы поговорить о литературе, послушать записи виртуозов исполнителей и дирижеров. Анна Васильевна была великолепным собеседником, общение с которым обогащало и разум, и душу.

Со смертью Анны Васильевны российская и мировая этнография потеряла  талантливого неординарного ученого, всю свою жизнь посвятившего науке и успевшего очень многое для нее сделать.   

Приложение.
1. Кулаков П. Ульчи, их прошлое и настоящее // Дальний Восток, 1967, N 4, с. 182-184.
2.. Кабо В.Р. Рец. на кн.: А.В.Смоляк Этнические процессы у народов Нижнего Амура и Сахалина. Середина XIX - начало XX в. М., 1975, 232 с. - СЭ. 1978, N 2, с. 162.
3. М. Каракетов, Я.В.Чеснов. Рец. на кн.: А.В.Смоляк. Шаман: личность, функции, мировоззрение ( Народы Нижнего Амура). М., 1991 // ЭО, 1994, N 3, с. 173.   
4. См.: Шаманский дар. К 80-летию доктора исторических наук Анны Васильевны Смоляк. М., 2000.
5. Этнографическое обозрение, 2000, N 6, c. 148.
6. В 1999 г. альбом экспедиционных фотографий А.В.Смоляк был опубликован в Японии.
   


                                                                                                  Е.П.Батьянова.



















Автор:

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Вернуться назад

Комментарии (0)



ПОИСК
ИНДЕКС ЦИТИРОВАНИЯ



Число публикаций на elibrary.ru 11013
Число публикаций в РИНЦ 9926
Число публикаций, входящих в ядро РИНЦ 2410
Число цитирований публикаций на elibrary.ru 104392
Число цитирований публикаций в РИНЦ 88462
Число цитирований из публикаций, входящих в ядро РИНЦ 9930
Индекс Хирша по всем публикациям на elibrary.ru 124
Индекс Хирша по публикациям в РИНЦ 116
Индекс Хирша по ядру РИНЦ 19
q-индекс 209
i-индекс 18
Число авторов 413
Число авторов, зарегистрированных в Science Index 173
Показатели цитируемости работ сотрудников

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
«« Декабрь 2018 »»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31
10.12.2018
КНИЖНАЯ ПОЛКА
КТО НА САЙТЕ
Посетителей на сайте:
Анонимов: 236
Пользователей: 0
© ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ РАН 2013—2014