ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
16.05 | Выступление Светланы Рыжаковой в Санкт-Петербурге (РЭМ)
14.05 | Семинар по медицинской антропологии 18 мая
11.05 | Поздравление В.А. Тишкова с Днем Победы от В.В. Путина
07.05 | Новые поступления в Этнографический кабинет Н.Н. Чебоксарова
05.05 | VII Московский международный фестиваль визуальной антропологии «Камера-посредник»
27.04 | Изменения в расписании лекций
27.04 | Семинар по зарубежной антропологии
27.04 | Семинар по медицинской антропологии 27 апреля
24.04 | Семинар по зарубежной антропологии
20.04 | Этносоциология вчера и сегодня
МЫ НА Facebook
СЕРИЯ НАРОДЫ И КУЛЬТУРЫ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ

 Научная деятельность
Начало раздела > Ежегодные отчеты ИЭА РАН

Отчет ИЭА РАН за 2014 год

От директора: сохранить и развивать не только этнокультуры, но и самих себя

Отчетный 2014 год был отмечен…  Нет,  с такого штампа писать вводную к нашему отчету совсем не хочется. Знаю, что опять список публикаций только в книжной форме достиг полусотни. И это примерно на полторы сотни работающих (регулярно пишущих научные тексты) сотрудников. Те, кто получает научные гранты, пишут заметно больше, ибо обязательства перед фондами более жесткие, чем ставшие чисто формальными требования за бюджетную зарплату. Конечно, это неправильно, ибо дает возможность некоторой части коллег фактически не заниматься наукой, не готовить публикации и диссертационные работы. А так дело не пойдет.

Может незаметно наступить стагнация, утрата стремления к новизне и к добыванию оригинальных знаний на основе полевых работ или архивных изысканий. Что делать, чтобы активизировать мало пишущих, – я толком не знаю. Вариант аттестации внутренними комиссиями не проходит: своих жалеют и аттестуют даже по мизерным результатам. Возможно, нужно более решительно ввести ПРНД, как это сделали многие институты, и это у них работает. По крайней мере, нет уравниловки в зарплатах. Вот этот вопрос лучшей организации нашей внутренней работы я бы поставил на первое место, ибо коллектив в целом с 2015 г. будет более строго  отчитываться по плановым показателям, а оценка института складывается из показателей отдельных сотрудников.

Второй значимый вопрос – это обновление тематики и заполнение зияющих пробелов, образовавшихся в последние годы по ряду классических направлений нашей науки. Из региональных направлений отстают кавказоведение, азиатские и американские исследования, мало молодых сотрудников, работающих по этим направлениям. Европейское направление выглядит несколько лучше, но почти исчезла этническая скандинавистика, балто-славянская тематика. Номинально специалисты в штате сохраняются, но в страны не выезжают и трудов не публикуют. Эти проблемы возникли не сегодня, а копились последнее десятилетие. Если не будет новых проектов и новых кадров, захиреть могут и такие некогда мощные направления, как изучение русских и североведение. В связи с особой актуальностью обоих направлений допускать этого никак нельзя. Что касается проблемных исследований, то сохраняют энтузиазм и активно себя проявляют этологи и физические антропологи, представители медицинской антропологии и гендерных исследований, специалисты по изучению межнациональных отношений и конфликтов.  У молодежи проявился интерес к городской антропологии, к исследованию субкультур и миграционных проблем. 

И все же хочется чего-то явно прорывного и одновременно фундаментального в нашем научном производстве. Мне кажется, что этого можно достигнуть, в том числе и на основе междисциплинарности. Наша совместная с генетиками, лингвистами и археологами конференция в Звенигороде по теме «Границы и контакты: генетическая история человечества, поведение, языки, культуры» была фактически первым серьезным и очень интересным разговором представителей четырех больших дисциплин, для которых один из основных объектов изучения – это феномен этничности, биологического и культурного разнообразия. Уже то, что генетики решили отойти от уязвимого термина «этногеномика», отдав предпочтение «геногеографии популяций», а мною при подведении итогов конференции была высказана мысль о возможности появления некоего «неоэссенциализма», уже это можно считать полезным результатом общения научных авторитетов, собравшихся в подмосковном пансионате. Думаю, что подлинно междисциплинарные подходы должны строиться на сильной дисциплинарности и на совместном поиске, а не на надменной дисциплинарной изоляции, неосторожном вторжении неофитов в другие дисциплины и внедисциплинарности, которая выдается порою за некую «синергетику» или «гуманитаристику».  

Третья проблема – это более энергичное и рассчитанное на прозрачность и справедливость встраивание антропологов и этнологов в современную грантовую политику поддержки фундаментальных и прикладных исследований. Здесь сложилась, на мой взгляд, некая асимметрия и своего рода драматическая коллизия. С одной стороны, Президент страны в своих поручениях и Совет Безопасности РФ в своих рекомендациях формулируют  необходимость поддержки и развития этнологических исследований и проблем межнациональных отношений, социокультурных аспектов национальной безопасности. С другой стороны, все последние годы эта поддержка скукоживалась, а институт из лидеров в получении грантов был оттеснен на уровень одной из исторических поддисциплин в пользу археологии, лингвистики, историописания и других гуманитарных дисциплин. Только в 2014 г. «антропология и этнология» появились  среди самостоятельных приоритетов основных российских научных фондов, и это обнадеживает. Но нужно сказать и то, что сами этнологи сдали свои позиции среди пула экспертов, слабо предлагают себя в качестве таковых в период конкурсного отбора, а те, кто входят в этот пул, не всегда ведут себя щедро по отношению к представителям собственной дисциплины. Мы живем в новую эпоху конкурентной научной среды, или, по крайней мере, в период ее вызревания. Если не будем меняться сами, останемся с одними зарплатами, которые уж в 2015 году точно расти не будут.

Последнее и, возможно, самое важное. Становится все более ясно, что задачи научной инфраструктуры, включая институты, это только обеспечение минимальных условий для занятий наукой, а все остальное (создание научных групп, формулировка задач, поиск целевой поддержки, публикация, презентация  и практическая реализация результатов) – все это в решающей степени зависит от индивидуального ученого. Отсюда настоятельная просьба к научным сотрудникам – привести в порядок свои данные в международных научных  системах и базах данных, включая РИНЦ, стремиться к публикации статей в рейтинговых научных журналах, а не только издавать малотиражные книги без особой заботы их презентации хотя бы в Интернете. Пока, благодаря в том числе работе администрации (прежде всего заместителей директора В.Ю. Зорина, М.Ю. Мартыновой, ученого секретаря института Е.А. Пивневой) и группы по связям с общественностью, наш институт с его обновленным книжными текстами интернет-сайтом в научно-информационном и общественно-политическом пространстве России выглядит очень внушительно. По публикационной активности он входит в сотню ведущих научных учреждений страны, включая и вузы. В первой сотне самых цитируемых историков России более четверти – это сотрудники института. Они же есть и в первой сотне самых цитируемых социологов и политологов России. Этот интеллектуальный капитал и брендовые характеристики Института этнологии и антропологии РАН многого стоят, ими нужно дорожить, и их нельзя растерять.

Из планов на 2015 год назову только необходимость завершения серийного издания «Народы и культуры»: адыги, евреи, чуваши, тунгусо-маньчжурские народы Дальнего Востока и цыгане ждут своих историко-этнографических описаний. На это нужно 2-3 года, но закончить серию – вопрос нашего общего престижа. Что касается зарубежных стран, то здесь как получится: том по туркменам готов, по киргизам готовится, с таджиками, казахами и азербайджанцами ситуация непонятная и от нас независящая, ибо партнерами по этим изданиям выступают наши зарубежные коллеги…  Идет подготовка к очередному конгрессу антропологов и этнологов России в Екатеринбурге. Уверен, уральцы себя покажут наилучшим образом.

ОТЧЕТ ПОЛНОСТЬЮ


Дата: Четверг, 23 Апрель 2015
Прочитана: 759 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Отчет ИЭА РАН за 2015 год
  • Отчет ИЭА РАН за 2013 год
  • Отчет ИЭА РАН за 2012 год
  • Отчет ИЭА РАН за 2011 год
  • Отчет ИЭА РАН за 2010 год
  • Отчет ИЭА РАН за 2009 год
  • Отчет ИЭА РАН за 2008 год
    Вернуться назад

    Комментарии (0)



  • ПОИСК
    ИНДЕКС ЦИТИРОВАНИЯ




    Общее число публикаций организации в РИНЦ9426
    Суммарное число цитирований публикаций организации76657
    Число авторов389
    h-индекс (индекс Хирша)103
    g-индекс184
    i-индекс18
    Позиция в рейтинге российских научно-исследовательских организаций по индексу Хирша
    39
    Показатели цитируемости работ сотрудников

    КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
    «« Май 2017 »»
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31
    22.05.2017
    КНИЖНАЯ ПОЛКА
    КТО НА САЙТЕ
    Посетителей на сайте:
    Анонимов: 269
    Пользователей: 0
    © ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ РАН 2013—2014