ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
28.02 | Юбилей Ольги Михайловны Фишман
24.02 | Семинар городской антропологии 26 февраля
24.02 | Вебинар Центра медицинской антропологии 25 февраля
24.02 | Научный семинар в Южно-Уральском Федеральном научном центре минералогии и геоэкологии УрО РАН 20-21 февраля
23.02 | Семинар «Звук в поле» 24 февраля
23.02 | Семинар по Антропологии искусства 1 марта
23.02 | День защитника Отечества 2021
22.02 | Портал «Год Литературы» о семинаре «Исследования визуальной культуры»
22.02 | Семинар «Звук в поле» 2 марта
21.02 | Международный день родного языка 2021
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ

 НОВОСТИ

Жизнь института  

Изучение останков самого раннего домашнего кота на Северном отрезке Шелкового Пути
Понедельник, 27 Июль 2020  

 В.н.с. ИЭА РАН Ирина Аржанцева приняла участие в исследовании самой ранней домашней кошки, найденной в северной Евразии. Результаты исследования были опубликованы в журнале Scientific Reports.


Работы на древнем городище Джанкент (Восточное Приаралье, Республика Казахстан) ведутся сотрудниками ИЭА РАН (руководитель экспедиции И.А. Аржанцева) совместно с Кызылординским государственным университетом им. Коркыт Ата с 2005 года. С 2011 года к работам на городище Джанкент присоединились сотрудники и студенты Тюбингенского университета (Германия) (руководитель немецкой группы проф. Г. Херке). С этого же года исследования на памятнике приобрели междисциплинарный характер – в полевых работах стали принимать участие почвоведы, геоморфологи, геофизики и археозоологи из Института географии РАН и МГУ.  В прошлом году внимательный и энергичный археозоолог из нашей команды доктор Эшли Харуда из Галле-Виттенберг Университета им. Мартина Лютера (Германия), просматривая коллекцию костей животных из раскопок 2011-2012 гг, обнаружила кости кошачьих и сразу поняла значение этой находки.

Раскопки возле восточной стены Цитадели Джанкента в месте, где были найдены останки кота © Heinrich Haerke

Она собрала международную и междисциплинарную команду, чтобы изучить все аспекты этой находки и извлечь всю возможную информацию из практически полного скелета. В результате у нас теперь есть удивительно подробная картина жизни домашнего кота, который жил и умер в конце 8-го века нашей эры в большом селении на реке Сырдарья, недалеко от Аральского моря (Джанкент в раннем средневековье располагался близко от побережья Аральского моря). Рентген, трехмерная визуализация и тщательный анализ костей выявили ряд серьезных переломов, которые зажили, а это значит, что люди должны были ухаживать за животным, пока оно не могло охотиться. На самом деле, за ним ухаживали довольно хорошо: несмотря на его инвалидность, он достиг возраста намного более года, возможно, нескольких лет. Кроме того, анализ стабильных изотопов показал, что этот кот, скорее всего, питался рыбой, что также соответствует местным условиям.

Костные останки раннесредневекового кота из Джанкента (Южный Казахстан) © Ashleigh Haruda

Но еще более интригующим является то, что следует из этого научного исследования высокого уровня об отношениях между людьми и домашними животными в то время. Мы знаем из арабских источников 10-го века, что Янгикент (как тогда называли Джанкент) был городом, где у правителя огузов были свои зимние жилища. Но это было полтора-два столетия спустя после того времени, когда здесь жил кот. Мы также знаем из этнографических исследований, что кочевники не держат кошек, вернее, кошки могут временно жить в лагерях кочевников, но они не следуют за ними во время их перекочёвок со своими стадами. Кошки охотятся на мелких грызунов, которых привлекают продовольственные хранилища, в основном зерна, а у кочевников нет больших хранилищ зерна; такие хранилища типичны для деревень и городов, и именно здесь начинается история тесного «сотрудничества» кошек с человеком.


Таким образом, присутствие Джаника (как его стали называть археологи) в этом месте означает, что это было довольно большое поселение с оседлым населением за 150-200 лет до того, как поселение было окружено большими стенами и стало называться городом и в нём появилась ставка огузского хана.

Это соответствует предварительным представлениям археологов о происхождении Джанкента: более поздний город 10-го века вырос из большого селения, население которого занимались рыболовством и земледелием, и уже в 7-8 веках имело торговые связи на юге с хорезмийской цивилизацией, располагавшейся в дельте Амударьи. Хорезмийские торговцы, безусловно, интересовались местоположением Джанкента на реке Сырдарья, которая в то время стала водным маршрутом Северного шелкового пути, соединяющего Центральную Азию (и, в конечном счете, Китай) с Волгой, Каспийским и Черным морями и Средиземноморьем. И именно по одному из этих торговых путей домашние кошки, должно быть, достигли Джанкента, возможно, с караваном или, скорее, на речных лодках или на парусном судне.




Современный кот в ауле рядом с Джанкентом © Heinrich Haerke

Джаник не был пойманным и прирученным диким котом, который жил в Приаралье. Древняя ДНК доказала, что он, скорее всего, был истинным представителем вида Felis catus L., вида современной домашней кошки. Таким образом, на настоящий момент это самое раннее домашним животным в этом регионе Евразии (северная часть Средней Азии) около 1200 лет назад.

Проект исследования Джанкента был профинансирован Фондом Веннер-Грена и Немецким научно-исследовательским обществом (DFG), анализ кошачьих останков был выполнен в лабораториях Университета Лестера и Института Истории Человека (Institute for the Science of Human History) Общества Макса Планка. 

Статья о нашем коте помещена на всех крупных научных интернет ресурсах и уже получила много отзывов. Хотелось бы привести один из них, принадлежащий крупнейшему  американскому археозоологу  Фионе Маршалл:

«I just wanted to say that I loved your new cat paper.

The combination of genetics, metrics, life history/pathology and the location of the cat is totally fascinating. Now we just need to see whether any earlier ones went east with pastoralists in Asia. I bet they did!  We talked about this a lot when working on Quanhucan--which of course turned out to be leopard cats. But they were feeding in the human food web, one is old and one low N--clearly never domesticated but they were in a close relationship. One wonders if it just never intensified or if it is possible that their niche was later taken by domestic cats in E Asia. No-one has any clue right now. So your data are a wonderful step towards filling in that huge cat gap in C and E Asia!».

 Автор:
 Прочитали: 98 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное


Читайте также:
  • Семинар городской антропологии 26 февраля
  • Вебинар Центра медицинской антропологии 25 февраля
  • Семинар «Звук в поле» 24 февраля
  • Семинар по Антропологии искусства 1 марта
  • Семинар «Звук в поле» 2 марта

    Вернуться назад
  • ИНДЕКС ЦИТИРОВАНИЯ



    Общее число публикаций организации в РИНЦ 13115
    Число цитирований публикаций организации в РИНЦ 131160
    Число авторов 473
    Число авторов, зарегистрированных в Science Index 202
    h-индекс (индекс Хирша) 128
    q-индекс 233
    i-индекс 19
    КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
    «« Февраль 2021 »»
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    24.02.2021
    © ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ РАН 2013—2020