ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
21.11 | Новые номера "Исследований по прикладной и неотложной этнологии"
21.11 | Семинар по зарубежной антропологии
21.11 | Заседание этноэкологического семинара
16.11 | Вручение премии Н.Л. Пушкаревой
14.11 | Юбилей директора ИЭА РАН
14.11 | Годовщина независимости Туркменского государства
14.11 | Конференция "Фольклористика и культурная антропология сегодня"
14.11 | Новинки библиотеки
14.11 | Семинар по медицинской антропологии 16 ноября
09.11 | "Большой этнографический диктант" 3 ноября 2017 года
МЫ НА Facebook
СЕРИЯ НАРОДЫ И КУЛЬТУРЫ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ

 Новости

Новости науки
ИСТОРИОГРАФИЯ МНОГОНАЦИОНАЛЬНОЙ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ВКЛАД Б.Э. НОЛЬДЕ
Вторник, 04 Февраль 2014

Представляем Вашему вниманию рецензию на уникальную книгу Бориса Нольде, академический перевод которой был осуществлен авторами статьи под общим руководством академика-секретаря Отделения историко-филологических наук РАН В.А. Тишкова. Рецензия была опубликована в журнале ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, том 84, № 2, с. 166–169.

  Видный дипломат, политик и историк, президент Института международного права барон Борис Эммануилович Нольде (1876–1948) – последний “из плеяды выдающихся русских государствоведов досоветского периода русской истории” [1, с. 161].

Написанный им на французском языке фундаментальный (45 авторских листов), но, к сожалению, незавершённый труд по истории формирования многонациональной Российской империи [2] является одним из самых лучших произведений русской эмигрантской историографии, однако он почти неизвестен в России.

Б.Э. Нольде пришёл в историческую науку нетрадиционным путём. Он не был учеником ведущих русских историков того времени (его учитель – выдающийся петербургский юрист-международник Ф.Ф. Мартенс), не писал диссертацию на историческую тему, а практически всю свою жизнь занимался юриспруденцией, добившись в этой области выдающихся результатов. Однако, будучи человеком широкого кругозора, Нольде довольно рано обратил внимание на мало разработанную в то время проблему, связанную с историей формирования огромной Российской империи. Изданные им ещё до революции “Очерки русского государственного права”, точнее, их третью часть под названием “Единство и нераздельность России”, можно считать подступом автора к реализации будущего грандиозного замысла [3]. В этой ранней работе Б.Э. Нольде ещё не историк – главы “Очерков…”, посвящённые Украине, Прибалтике, Финляндии, Бессарабии, Царству Польскому и губерниям, от “Польши присоединённым”, написаны юристом и рассматривают чисто правовые проблемы единства страны. Однако выводы автор основывает, используя большой массив исторических источников, и в этой работе уже просматриваются контуры будущей книги по истории Российской империи.

За год до кончины Нольде писал своему другу и коллеге М.В. Вишняку: «Я поглощён огромной, затеянной мною исторической работой, посвящённой “имперскому” развитию России. Кроме строк историков о взятии Казани или Очакова, или Геок-Тепе, никто не занимался у нас этой имперской историей в целом. Двигается эта работа медленно, ибо всё в ней исследование. Я одолел пока среднюю Волгу, Урал и Западную Сибирь, черноморские степи от Екатеринодара до Кишинёва и сейчас поглощён Кавказом» [1, с. 152].

Учёный посвятил свою книгу начальному этапу происходившего на территории Евразии длительного и сложного процесса, который в итоге привёл к формированию на её значительной части многонациональной общности граждан России. Свободно оперируя огромным фактическим материалом, опубликованным на нескольких языках, о чём свидетельствуют почти полторы тысячи сносок в книге, Б.Э. Нольде сумел создать отнюдь не скучный научный трактат. Автор с лёгкостью вовлекает читателей в исторические события, и тогда кажется, что они вместе с Иваном Грозным противостоят Казанскому ханству, отправляются с отрядом Ермака покорять Сибирь, строят уральские заводы с Геннином и Татищевым, следят за конфликтами в высших кругах просвещённой Европы, завоёвывают Крым, оказываются в далёком Дагестане и Грузии… На страницах увлекательного исследования Нольде действует множество известных политиков и представителей простого народа, текст насыщен географическими названиями, читатель переносится из кабинетов царственных особ на поля сражений, в девственные леса и целинные земли, а описание ожесточённых дипломатических баталий сменяется тонким социальным, историографическим и источниковедческим анализом.

К сожалению, книга обрывается на описании русской политики на Кавказе в начале XIX в. Нам сложно судить о том, какой видел свою работу автор в окончательном виде. Поскольку учёный планировал довести своё повествование до Февральской революции 1917 г., в полном варианте книги, видимо, должны были появиться разделы об Украине и Белоруссии, Польше и Финляндии (этим двум регионам Б.Э. Нольде посвятил немало страниц в “Очерках русского государственного права”), Кавказской войне, сложной системе, выстроенной русским правительством в отношениях со Средней Азией, об освоении Дальнего Востока, проникновении русских в Америку. Так как автор, крупный специалист в области международных отношений, много внимания уделяет дипломатической стороне строительства империи, нас, вероятно, ожидали бы пространные экскурсы в историю внешнеполитической деятельности русского правительства в Европе, на Востоке и в Америке. Его интерес на страницах книги к социальной структуре этнических общностей, вошедших в состав Российской империи, обязательно проявился бы в выявлении механизмов интеграции народов в имперскую систему. Вполне возможно, что Нольде предполагал осветить не только политическую, но и культурную историю как отдельных регионов страны, так и империи в целом, показав, каким образом формировалась имперская идеология, какую она проделала эволюцию, какие личности участвовали в её выработке и реализации. Скорее всего, автором планировалось многотомное и многоплановое исследование. Нетрудно догадаться, что Б.Э. Нольде решился бросить вызов С.М. Соловьёву и В.О. Ключевскому, причём там, где они успели едва обозначить своё присутствие, – в изучении истории формирования полиэтничного состава России. Однако полностью осуществить этот замысел, увы, не удалось.

 Искать прямой ответ на вопрос о методологических установках книги Нольде бессмысленно – какие-либо теоретические выводы в ней отсутствуют. Сейчас трудно сказать, чем это вызвано: может быть, автор намеревался сформулировать выводы после изложения всей совокупности фактов, а может, вообще не планировал пускаться в отвлечённые размышления.
 


Последнее предположение, видимо, ближе к истине: в одной дореволюционной энциклопедии говорится, что Нольде – “строгий позитивист, относящийся отрицательно к априоризму теоретических построений” [4, стб. 815]. В то же время учёный избегает крайностей получившего тогда распространение эмпириокритицизма (как одной из разновидностей позитивизма), проявляет определённый интерес к социально-экономической проблематике – тенденция, которая стала заметной в русской историографии в начале XX в. А вот исторические теории, представленные в мировой науке того времени, на учёного практически никак не повлияли: судя по всему, он до конца жизни оставался приверженцем традиций русской дореволюционной исторической науки, хотя формально к цеху историков не принадлежал. Вероятно, он разделял принципы выдающегося немецкого историка-позитивиста Л. фон Ранке (немецкая историческая наука была самой передовой в Европе рубежа XIX–XX вв.), который, как известно, призывал писать историю такой, какой она “была на самом деле”.

Как и многие русские эмигранты, Нольде не имел доступа к российским архивам. Но он не питал склонности к архивным изысканиям и раньше: как юристу, обращавшемуся к истории лишь по необходимости, ему было вполне достаточно опубликованных материалов. Однако учёный скрупулёзно проработал значительный объём источников, опубликованных в “Сборниках” Императорского Русского исторического общества, “Актах, собранных в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедициею императорской Академии наук”, “Актах исторических, собранных и изданных Археографической комиссией” и “Дополнениях” к ним. Тщательнейшим образом автор проштудировал “Полное собрание русских летописей” и “Полное собрание законов Российской империи”, а также “Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете” и “Известия Общества археологии, истории и этнографии при Императорском Казанском университете”, “Древнюю Российскую Вивлиофику”, “Письма и бумаги императора Петра Великого”, записки путешественников XVIII в. и многое другое. Значительную часть этих публикаций отечественные историки до сих пор недостаточно используют в своих работах – возможно, ввиду слабого знания совокупности дореволюционных изданий и отсутствия многих из них вне крупнейших библиотек страны. Свободно ориентируясь в этом огромном документальном и историографическом массиве, Нольде, продолжая традиции ведущих русских историков и источниковедов XIX в., искусно извлекал из него по крупицам уникальную информацию, на основе которой затем выстраивал сложную конструкцию своего видения процесса русской колонизации Евразии. Разумеется, успеху в этом способствовала огромная эрудиция учёного.

Позитивистская парадигма не предусматривала широких обобщений, она требовала максимально точного описания исторических фактов (“Факты прошлого – конечная цель исследования”). Обильное цитирование Нольде источников и фактическое отсутствие в книге (в том виде, в котором её рукопись дошла до нас) широких обобщений было характерной особенностью петербургской исторической школы рубежа XIX– XX вв. (К.Н. Бестужев-Рюмин, В.Г. Васильевский, С.Ф. Платонов, А.Е. Пресняков и другие), не разделявшей тяги “москвичей” (С.М. Соловьёв, В.О. Ключевский, К.Д. Кавелин и другие) к созданию исторических концепций. Например, К.Н. Бестужев-Рюмин недоверчиво относился к теориям вообще и предпочитал опираться на предварительные работы над историческим материалом. У него изучение любого вопроса начиналось и зачастую заканчивалось исследованием источников для будущей истории того или иного периода [5, с. 489–490]. По мнению С.Ф. Платонова, “состояние русской историографии до сих пор таково, что иногда налагает на русского историка обязанность просто собирать факты и давать им первоначальную научную обработку. И только там, где факты уже собраны и освещены, мы можем возвыситься до некоторых исторических обобщений, можем подметить общий ход того или другого исторического процесса, можем даже на основании ряда частных обобщений сделать смелую попытку – дать схематическое изображение той последовательности, в какой развивались основные факты нашей исторической жизни” [6, с. 277].
На Западе фундаментальный труд Нольде давно уже входит в список классических сочинений по истории России, и только в нашей стране он практически неизвестен. Исследователь русской эмиграции М. Раев назвал книгу Нольде примером плодотворного и мастерского исследования, созданного эмигрантской историографией [7, с. 218]. Труд Нольде отличается от аналогичных работ о Российской империи тем, что в нём используется своеобразный подход к истории России – через изложение хода территориального расширения Московии и интеграции нерусских народов в состав единого Российского государства.

Нольде полагал, что у нас единственной направляющей и творческой силой в ходе государственного строительства являлась правительственная власть, тогда как народ был лишь пассивным пластическим материалом в её руках, Русское государство всегда строилось сверху, а не снизу. Тем самым учёный продемонстрировал, что является продолжателем представителей “государственной школы” в русской историографии, особенно близки ему были взгляды видного русского юриста и историка Б.Н. Чичерина, наряду с С.М. Соловьёвым и К.Д. Кавелиным обосновывавшего решающую роль государства в русской истории.

Будучи всемирно известным юристом и обладая солидным знанием историко-правового развития, Нольде часто оценивает исторические факты и события как правовед. По его мнению, процесс формирования Российской империи начался не с акта Сената 22 октября (2 ноября) 1721 г., а с возникновения в середине XVI в. многонационального российского государства. Следует заметить, что, излагая историю Русского государства XVI–XVII вв. как историю “империи”, учёный использует концепт, который в отечественной общественной мысли эпохи феодализма ещё не применялся. Империя для учёного – это во многом политическая категория, и начинается его книга с рассказа о подготовке к присоединению Казанского ханства, о захвате Москвой казанских земель, на которых был вскоре возведён Свияжск. Именно тогда территория Руси впервые, как полагает Б.Э. Нольде, вышла за пределы русских этнографических границ.

Историю Российской империи Нольде описывает в категориях не столько регионального, сколько ситуационного подхода, когда “в центре внимания оказывается определённая структура этнокультурных, этноконфессиональных, межнациональных отношений или различные аспекты, например, экономического, административного воздействия” [8, с. 28]; такой ракурс исследования империи может быть весьма продуктивным, но пока не получил широкого применения в отечественной и зарубежной историографии.

Б.Э. Нольде показал, что статус инородческих окраин в составе России по большинству параметров не отличался от статуса центральных территорий, населённых великороссами, а установленные налоговые повинности не имели какихлибо различий по признакам этнической принадлежности. Наоборот, налоговые льготы инонациональным сообществам, которым могло позавидовать русское население центрального региона, являлись важной мерой сохранения территориальной целостности России.

До революции, в советское время и даже в зарубежной историографии “история нерусских наций и сообществ Российской империи и СССР
низводилась в ней (историографии. – Авт.) до уровня сносок или заметок на полях Большого нарратива российской имперской консолидации, проводившейся самодержавием с целью выполнения возложенной им на себя ещё со времён средневековья цивилизационной миссии” [9, с. 135]. Исследование Нольде стало одним из первых шагов к переоценке этой парадигмы. Высказанная им более 70 лет назад идея о необходимости изучения вклада нерусских народов в создание Российского государства стала актуальной в наши дни. 18 февраля 2013 г., выступая на заседании Совета по межнациональным отношениям, Президент Российской Федерации В.В. Путин, касаясь вопроса о создании качественного современного учебника российской истории и господдержки проектов, связанных с отечественной историей, отметил: “Нужно на конкретных примерах показывать, что судьба России созидалась единением разных народов, традиций и культур… Граждане должны знать подлинную историю единения наших народов, собирания российских земель в одно многонациональное мощное государство, а не разного рода околонаучные, ангажированные спекуляции на эту тему” [10].

В свете возникших в последнее время дискуссий о создании единого учебника истории Отечества фундаментальный труд Б.Э. Нольде может стать основой для выработки новых подходов в изучении формирования многонационального Российского государства. Авторами настоящей статьи при участии ведущих отечественных и зарубежных исследователей под общим руководством академика-секретаря Отделения историко-филологических наук РАН В.А. Тишкова была осуществлена подготовка академического русского перевода этой малоизвестной у нас книги [11], которая наконец займёт достойное место в ряду наиболее значительных достижений русской историографии.

И.В. КУЧУМОВ, кандидат исторических наук,

Л.Ф. САХИБГАРЕЕВА, кандидат филологических наук

ЛИТЕРАТУРА

1. Вишняк М.В. “Современные записки”: воспоминания редактора. Bloomington: Indiana University Press, 1957.

2. Nolde B. La formation de l’Empire russe: etudes, notes et documents. T. I–II. Paris: Institut d’etudes slaves, 1952–1953.

3. Нольде Б.Э. Очерки русского государственного права. СПб.: Типография “Правда”, 1911.

4. Новый энциклопедический словарь. Пг., 1916. Т. 28.

5. Милюков П.Н. Очерки истории исторической науки. М.: Наука, 2002.

6. Шаханов А.Н. Русская историческая наука второй половины XIX – начала XX века: Московский и Петербургский университеты. М.: Наука, 2003.

7. Раев М. Россия за рубежом: история культуры русской эмиграции 1919–1939 / Пер. с англ. М.: Прогресс-академия, 1994.

8. Миллер А.И. Империя Романовых и национализм: эссе по методологии исторического исследования. М.: Новое литературное обозрение, 2006.

9. Хаген М. фон. Империи, окраины и диаспоры: Евразия как антипарадигма для постсоветского периода // Новая имперская история постсоветского пространства: сборник статей / Ред. и сост. Герасимов И.В. и др. Казань: Центр исследований национализма и империи, 2004.

10. http://www.kremlin.ru/news/17536#sel=

11. Нольде Б.Э. История формирования Российской империи / Отв. ред. Тишков В.А. / Пер. с франц. Сахибгареевой Л.Ф. под ред. Кучумова И.В. СПб.: Дмитрий Буланин, 2013.

Автор: syuttaya
Прочитали: 410 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное


Читайте также:
  • Онлайн школа качественных интернет-исследований
  • Cимпозиум «Актуальные проблемы антропологии Ибероамерики»
  • "Индийские артистические сообщества: искусство, ремесло и социальное взаимодействие"
  • V Всероссийская научно-практическая конференция «Антропология конфликта и мира»
  • «Природные условия, история, культура Западной Монголии и сопредельных регионов»

    Вернуться назад
  • ПОИСК
    ИНДЕКС ЦИТИРОВАНИЯ




    Число публикаций на elibrary.ru 10336
    Число публикаций в РИНЦ 9279
    Число публикаций, входящих в ядро РИНЦ 2263
    Число цитирований публикаций на elibrary.ru 88465
    Число цитирований публикаций в РИНЦ 74969
    Число цитирований из публикаций, входящих в ядро РИНЦ 7801
    Индекс Хирша по всем публикациям на elibrary.ru 113
    Индекс Хирша по публикациям в РИНЦ 105
    Индекс Хирша по ядру РИНЦ 17
    q-индекс 189
    i-индекс 17
    Число авторов 394
    Число авторов, зарегистрированных в Science Index 189
    Показатели цитируемости работ сотрудников

    КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
    «« Ноябрь 2017 »»
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30
    22.11.2017
    КНИЖНАЯ ПОЛКА
    КТО НА САЙТЕ
    Посетителей на сайте:
    Анонимов: 176
    Пользователей: 0
    © ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ РАН 2013—2014